По следам громких дел

В середине 80-х в советской Алма-Ате орудовала банда Можаева, которая своей жестокостью всполошила весь Советский Союз. Они убивали и грабили кассиров крупнейших предприятий. Чтобы вычислить банду, были подключены лучшие сыщики страны. Рабочую группу тогда возглавил полковник милиции Кенес Арыстанов, с которым мы встретились и побеседовали о нашумевшем деле.
О тех минувших событиях Кенес Жумаханович помнит в деталях. Все началось в июне 1983 года. Тогда начальник Фрунзенского РОВД Кенес Арыстанов, как обычно, утром ехал на работу. Вдруг по рации поступил вызов: совершено нападение на пост милиции прямо возле ворот дома отдыха Совета Министров Казахской ССР, в котором отдыхали высшие партийные чиновники.
– Эта территория находилась в ведении моего РОВД. Когда приехал на место, предстала картина: милицейская будка, висит трубка телефона, лежит милиционер Мугалов, у которого насчитали 17 ножевых ранений, – вспоминает полковник.
У милиционера была срезана кобура с пистолетом Макарова. Было очевидно, что постового убили, чтобы завладеть оружием. Как отметил Кенес Жумаханович, главарь банды Виктор Можаев тогда работал водителем спортивного комитета Казахской ССР. Он занимался спортом, служил в морской пехоте. В его банду также входили его единомышленники Николай Немчин и Владимир Токарев, также работали водителями. Впоследствии к ним присоединился еще один водитель – Михаил Солуянов.
В ту ночь Можаев с Немчиным подъехал к воротам на белой «Волге», Мугалов узнал их и пропустил. Милиционер был физически подготовленным, служил в погранвойсках. Когда ему вонзили нож, Мугалов держался на ногах, пытался их остановить, боролся, а те наносили удары за ударом…
– Мы провели подворовой обход. Свидетели видели, как со стороны ворот на огромной скорости вылетела белая «Волга». Начали проверять все машины этого цвета. Ничего. Так как будка была маленькая и вся была залита кровью, преступники обязательно должны были оставить в машине кровавые следы. Мы просили дать нам разрешение проверить гараж Совмина, в котором ставил машину Можаев. Но нам не дали, сказав, как мы смеем подозревать водителей высшего руководства. Если бы тогда нам дали допуск в гараж, мы бы раскрыли преступление, – с ноткой сожаления говорит Кенес Арыстанов.

ОХОТА НА КАССУ
В сентябре этого же года кассир предприятия «Спецдормаш» получила в банке командировочные работников, положила их в сумку и беспечно возвращалась на предприятие. И не подозревала, что за ней уже был «хвост». Когда она подходила в офис, к ней подошли двое в мотоциклетных шлемах, навели пистолет и хладнокровно застрелили ее. Добычей разбойников стала 1000 рублей.
Снова переполох в городе. На месте криминалисты обнаружили гильзы от пистолета. Долгожданная зацепка: пуля принадлежала пистолету Макарова, который был похищен у постового Мугалова. На поиски бандитов были направлены основные силы милиции. Но никаких следов не было. Словно действовал призрак…

ЧЕРЕЗ ТРИ ГОДА
Наступил 1986 год. О банде налетчиков, которая держала в страхе всю страну, начали забывать.
Но в августе 1986 года банда Можаева заявилась снова. Они решили совершить нападение на кассу предприятия «Асфальтобетон».
К операции преступники готовились тщательно. Нашли транспорт, остановили «уазик», убили водителя, труп спрятали в багажнике. Подъехали к «Асфальтобетону». Чтобы остаться незамеченными, надели респираторы с подшлемниками и слились с рабочими.
Налетчики точно знали, что зарплату на предприятие привозят в обеденный перерыв. Когда кассир, бухгалтер и сопровождающий их охранник подошли к холлу предприятия, преступники подбежали к ним.
– Первым шел сопровождающий, один из преступников в упор выстрелил в него из обреза. Как говорят эксперты, пуля попала в сердце, он упал замертво. Но его пальцы намертво сжали сумку. Преступник пытался разомкнуть их. Тогда к нему подошел Можаев и со словами: «Какого хрена ты с ним возишься!», два раза выстрелил в уже убитого охранника, сломал ему пальцы, вырвал сумку, и они уехали на «уазике», – поведал страшные подробности Кенес Жумаханович.
Кровавый налет принес убийцам 110 тысяч рублей и прогремел своей дерзостью и жестокостью не только на республику, но и на весь Советский Союз.

КОЛОССАЛЬНАЯ РАБОТА
Не успели утихнуть страсти, как в ноябре 1987 года произошло убийство сотрудника милиции Туменбаева, охранявшего дом первого секретаря компартии Казахской ССР Динмухамеда Кунаева. И снова был украден пистолет.
Теперь дело было взято на особый контроль ЦК КПСС, из Москвы прибыл опытный оперативник Главного управления уголовного розыска МВД СССР полковник Леонид Маленков. Для расследования этого дела при УВД Алма-Аты был создан штаб, который возглавил первый замминистра Эрнст Басаров, рабочей группой руководил сам Кенес Арыстанов. К тому времени он был начальником отдела по борьбе с бандитизмом уголовного розыска Алма-Аты.
Банду условно назвали «Шакалы». Со всех областей страны в столицу были прикомандированы около 120 сотрудников. Разделившись на группы, начиная с раннего утра и до позднего вечера, сотрудники отрабатывали участки, опрашивали население, проверяли всех подучетных.
– Каждый день в 10 вечера все руководители групп собирались в штабе, Басаров заслушивал каждого о проделанной работе. Каждый отрабатывал по своей линии: кто-то по оружию, транспорту, колонии. Иногда заседания заканчивались далеко за полночь. И в таком режиме работали почти полгода, – признается Кенес Арыстанов.
Полковник вспоминает, что они разработали даже специальный вопросник, который раздавали всем мужчинам Алма-Аты. Нужно было ответить на ряд вопросов: есть ли у вас автомашина, какого она цвета, где вы служили, имеется ли оружие и т. д. Если ответы совпадали на процентов 75 и выше, опрашиваемого проверяли на причастность к банде «Шакалов».

«Я ЕГО ЗНАЮ»
В апреле 1988 года, наконец, появилась важная информация. В медвытрезвитель попал некий гражданин Мусаев, которого разыскивали за нанесение телесных побоев. Он вдруг заявил, что знает, где скрывается банда Можаева. В обмен задержанный потребовал освободить его от наказания.
– На встречу с ним поехал начальник РОВД Нурлан Смагулов, я и зампрокурор. Взял с собой записывающий магнитофон. Я осуществлял контроль. И вот он сидит перед нами, задаем ему вопросы, он отвечает общеизвестные факты. Мы решили, что фактически он не владеет, где они и как их найти, – продолжает Кенес Жумаханович.
Когда следователи уже решили закрыть дело с Мусаевым, Кенес Арыстанов не мог забросить эту нить дела. Еще несколько дней прослушивал снова и снова беседу:
– Я записал 2 часа разговора. Прослушал один раз, на следующий день еще раз. Не мог понять: он где-то говорил необычную мысль, факт, в одной фразе проскакивала. Но где? Где же эта фраза?
И вот спустя несколько дней уставший опер пришел домой, по привычке быстро пообедал и ровно на 25 минут лег спать. Недосыпал из-за изнурительной работы.
– Видимо, я так заставлял работать мозг, что вдруг услышал сквозь сон фразу, как будто мне кто-то в ухо сказал: «Какого хрена ты возишься?». Я проснулся и вспомнил: эту фразу произнес Можаев, когда его сообщник не мог вырвать сумку из рук охранника, – с волнением вспоминал полковник.
Кенес Арыстанов сразу прикинул: откуда эту фразу знает Мусаев? На самом деле о ней слышал он, следователь и несколько свидетелей. И все. Неужели это говорит о том, что Мусаев встречался с преступниками…
– Я сразу приехал к Мусаеву, спрашиваю, откуда знаешь эту фразу? Он не сразу ответил. Я ему пригрозил, что он укрывает опасных преступников, за это он получит большой срок. Он подумал и сказал, что познакомился в колонии с братом Солуянова, через них он узнал о банде. И назвал адреса, где проживали все участники банды: Можаев, Немчин, Солуянов и Токарев.

КАК БРАЛИ БАНДУ
Для задержания бандитов разработали спецоперацию. За всеми участниками банды было выставлено наблюдение. Оперативники за несколько дней знали, кто где работает – все они были водителями. Можаев трудился в спорткомитете Казахской ССР, Немчин возил проректора зооветеринарного института, а Солуянов крутил баранку скорой помощи.
И вот определили день, когда будут брать главаря – Виктора Можаева.
– Главаря мы брали с Габдрахимом Мендешевым – полковником милиции, замначальником управления уголовного розыска КазССР. Разработали план: вызвали бывшего гаишника, который когда-то дружил с Можаевым. Он должен был заманить Можаева к нам. Сценарий был такой: на условленном месте стоит ГАИ, проводит рейды по частному извозу. И наш гаишник вместе Можаевым подьезжает к месту. Их останавливает сотрудник ГАИ, – рассказывает Кенес Арыстанов.
Все пошло по плану. «Нива» остановилась возле сотрудника. Сам Кенес Жумаханович подошел к машине, заглянул и увидел Можаева. Обьяснил, что проводится рейд и необходимо подойти к машине ГАИ.
– Он вышел, идет, я сзади, остается до него метра три, – говорит Кенес Жумаханович. – Все вокруг застыло. Эта территория полностью оцеплена, план до секунды разработан. Но вдруг один сотрудник выскочил из-за дерева, видимо, хотел показать, что он герой. Он подбегает к Можаеву, тот застыл, кричит: «Стоять!». И тычет ему пистолетом. Можаев – парень спортивный – схватил милиционера и швырнул его. Я подбежал к нему и взял на удушение, руку заломил. Но он сопротивлялся, чувствую, как рука моя немеет. Группа – ко мне. Когда повалили, надели наручники, Виктор понял, что его взяли. От безысходности он заорал волчьим воем, от напряжения у него лопнула даже одежда. Раз – и обмяк. Это был конец главаря банды.
Таким образом, взяли всех членов банды. Для предъявления обвинения необходимы были вещественные доказательства. Но Солуянов не знал, где Можаев прячет оружие и похищенные деньги. Это мог знать только Немчин, но он молчал.
– Чтобы заставить Можаева давать показания, мы прибегли к хитрой уловке. Записали показания Солуянова сразу на две кассеты и, сказав Можаеву, будто оба его подельника уже раскололись, предложил прослушать любую на выбор. Выслушав признания Солуянова, главарь решил, что мы уже все знаем, и согласился выдать вещдоки, – подчеркнул К. Арыстанов.
Оказывается, чемодан с оружием и деньгами Можаев отдал на хранение своему знакомому, который о характере вещей ничего не знал.
Все члены банды были изобличены в совершении 38 тяжких преступлений, в том числе и 13 убийств. Можаев и Немчин приговорены к высшей мере наказания – расстрелу. Соучастники осуждены на длительные сроки лишения свободы.
За раскрытие этого громкого и сложного дела полковники Габдрахим Мендешев и Кенес Арыстанов были награждены орденами Красной Звезды.
Кенес Арыстанов был удивлен, когда узнал, что убийство милиционера Туменбаева, охранявшего дом первого секретаря компартии Казахской ССР Кунаева, было делом рук другой банды – Сорокина и Пономарева, совершавших разбойные нападения и убийства с 1985 по 1988 год. И эту преступную группировку задержали, Пономарев погиб в перестрелке с сотрудниками милиции. Сорокин был задержан и приговорен к высшей мере наказания. Всего его бандой было совершено 11 убийств.
Кенес Жумаханович благодарен своим коллегам – генерал-майору милиции Эрнсту Басарову, полковнику милиции Габдрахиму Мендешеву, генерал-лейтенанту полиции Ерлану Тургумбаеву, генерал-майору полиции Амантаю Аубакирову и многим другим, с которыми он трудился, вместе раскрывая запутанные уголовные дела. Благодаря их профессионализму и полной самоотдаче, а также кропотливой работе всех оперативников удалось избавиться от банд Можаева и Сорокина, а также многих проявлений организованной преступности, сохранить мир и безопасность в стране.

Асет СЫЗДЫКОВ,
фото из семейного архива К. Арыстанова

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*