Афганистан в сердце ветерана

Редакцияпубликует рассказ «Необъявленная война» ветерана Национальной гвардии, полковника в отставке ВладимираМихайловича Маркова, принимавшегоучастие в боевых действиях в Афганистане.
Ветеран проходил службу в Афганистане 1981-84 годы в качестве военного советника. Выполнял задание Правительства в провинциях Герат, Фарах, Мазари-Шариф и Шибарган.
Награжден орденом Красной Звезды, медалями «От благодарного афганского народа», «За боевые заслуги», «За хорошую службу» и многими другими медалями СССР и Казахстана. Заслуженный работник и Почетный ветеран МВД Республики Казахстан.

«14 февраля 1983 года около трех ночи оперативный батальон царандоя (воинское подразделение министерства внутренних дел Демократической Республики Афганистан) был поднят по тревоге.Солдат одели в калоши, все оружие приторочили и обмотали, чтобы не гремело, и начался марш.
Через 15-20 километров получили сигнал, что впереди двигается десантно-штурмовая бригада 40-й армии из состава воздушно-десантных войск Псковской дивизии. Десантники шли в авангарде, за ними следовал царандой, а замыкал колонну пехотный батальон афганцев министерства обороны Афганистана.
При подходе к отрогам нас встретило темное ущелье, из которого тянуло прохладой и туманом, внизу журчала река Фарахруд. Любой стук или выкатившийся из-под ног камень отдавался громким звуком в ушах, и сразу же все замирали, с укоризной смотря на оступившегося.
Десантники двумя колоннами заходили на вершины гор, седлали господствующие высоты, устанавливая на прямую наводку оружие для шквального огня. Оперативный батальон царандоя, прижимаясь обоими флангами к подножию отрогов, занял исходные позиции, при этом оставляя проход, чтобы пропустить передовой авангард и охранение «духов». Пехотный батальон МО Афганистана расположился в пятистах метрах от выхода из ущелья, чтобы в лоб встретить авангард врага, отрезанных от основных сил каравана.
Около пяти часов утра начался рассвет, проявлялись на фоне неба вершины гор с востока. Наступила гробовая тишина… Оружие на изготовку, на лице у всех повязки на случай, чтобы никто не кашлянул и не чихнул, все прижались к холодным камням и влипли в расщелины.
Авангард «духов» появился неожиданно. Как приведение, темные осторожные силуэты, мягко ступающий на землю, знающий хорошо тропу, шли ярусами, одни у самой пятки горы, другие чуть выше по козьей тропе, а затем вдоль устья Фарахруда. Неприятно с холодком в душе встречаться на расстоянии прямого выстрела с хорошо обученным, стреляющим на звук и на вспышку «духом». Душманы шли группами по пять человек: впереди пулеметчик, а за ним гранатомётчик с РПК-2 и затем стрелки.
Все молили Всевышнего, чтобы не обнаружить себя во избежание преждевременного начала боя, главное заключалась в том, чтобы пропустить охранение и вытащить караван из ущелья. Томительно долго шло время пока авангард и прикрытие прошли мимо, видно, усталость и самонадеянность на данные своей разведки притупили бдительность «духов». Что и предопределило судьбу каравана.
Послышался шум, тяжелое дыхание навьюченных верблюдов и лошадей со смертельным грузом, предназначенным для «шурави».
Хлопок, зеленая ракета и начался ад… Как молния вонзились тысячи пуль, грохот, взрывы, стоны и ругань людей разрывали спящее ущелье. От ужаса падали, а затем, бешено вскакивая под тяжестью груза, метались лошади, ревели верблюды, сминая под собой от боли и страха людей. Напряжение достигло предела развязки, но и «духи» отбивались отчаянно: светало, а затем воздух оглушили вой падающих мин, прилетавших из глубин ущелья. Это душманы прикрывали остатки уходящего каравана. По обеим сторонам высоко в горах зажигались сигнальные костры (почта «духов»). Все в ущелье знали: сигнал означал, что караван попал в засаду и сейчас незамедлительно на помощь прибудут другие банды.
Шесть магазинов, связанных попарно, закончились быстро, ствол автомата отдавал жаром и гарью пороха. Почему-то молчал АГС-17, который должен был прикрыть на случай прорыва правого фланга. Опыт приходит в бою, и это понимаешь потом.
Побежал на правый фланг. Хорошо, что Фарахруд в этом месте был мелким, только ледяная вода обжигала ноги. «Духи» на прорыв шли быстро. Стрелок-афганец сидел у АГС-17 и не мог заправить ленту, пришлось его отбросить в сторону и заряжать самому.
Страх пробивал сознание, что не успею, но потом лег на ручки АГС и он затрясся, изрыгая смертоносные гранаты… Дымился ствол, пахло пороховой гарью, руки тряслись и даже переданная десантником Сашей Дудником сигарета выпала из рук. Он смеялся, хлопал по плечу, говоря при этом: «Не падай духом, Волоха, все обошлось!».
Жара наступила быстро, нужно было уходить. Оружие и боеприпасы, взятые в бою, свалили в расщелину, новые образцы взяли с собой, а остальное взорвали. Уносили убитых и раненых, которых забрать спешили «вертушки». Проверяли людей, оружие. Близился десятый час дня, начиналось страшное пекло, основные силы отходили на базу, прикрываясь арьергардом десятников. Так прошел для меня первый бой, первое ощущение страха.
А впереди было еще много боев. Боев в войне, которую мы не объявляли…»

КуанышКОЖАХМЕТОВ

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*